ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ПРОФСОЮЗ РОССИИ
    Instagram

ЧЕМ МЫ ЗАНИМАЛИСЬ В ЖЕНЕВЕ

  

 Дневник представителя ГМПР в МОТе
С 1 по 9 февраля  в штаб-квартире Международной организации труда (МОТ) в Женеве трёхсторонняя комиссия переработала и подготовила к утверждению Кодекс практических мер по безопасности и гигиене труда в чёрной металлургии. В составе стороны профсоюзов в переговорах участвовал Главный технический инспектор труда ГМПР по Кемеровской области С.В. Ермаков. Ниже публикуются его записи.
Кодекс МОТ – это международный документ, в котором описаны все существующие в чёрной металлургии опасности и риски и указаны пути их предотвращения или снижения. Также определены пределы ответственности государства, работников и собственников. Указано, как должно проводиться медицинское обслуживание, какая спецодежда должна выдаваться, каким должен быть режим труда и многое другое.
Что такое трёхсторонняя комиссия? Она состоит из равного количества представителей трёх сторон социального партнёрства: правительств, объединений работодателей и экспертов профсоюзов. В группу работодателей входили представители Международного союза промышленников, представитель Ассоциации промышленников горно- металлургического комплекса России (АМРОС), руководители крупнейших сталелитейных компаний. Группу правительств представляли директоры  департаментов труда соответствующих министерств. Экспертами от профсоюзов выступали специалисты крупнейших металлургических профсоюзов или профсоюзных объединений. В каждой группе работали по одному представителю от США, Китая, Японии, Англии, Германии, Бразилии, Австралии, ЮАР, Индии. Российских работодателей представлял А.М. Окуньков (АМРОС), а российские профсоюзы – автор этих строк. Российское правительство от участия в работе комиссии отказалось. На роль председателя комиссии руководство МОТ пригласило очень опытного независимого  эксперта по охране труда из Великобритании.
Правила таковы, что все три стороны комиссии должны прийти к согласию по каждому пункту проекта Кодекса. Предварительно каждый раздел обсуждается на совещаниях рабочих групп, а затем выносится на пленарное заседание комиссии. На совещаниях членами рабочей группы вырабатывается единая позиция, уточняются положения Кодекса. На пленарных заседаниях имеет право выступать только председатель рабочей группы, высказывая общее мнение. Те пункты, по которым имеются принципиальные расхождения в подходах к их решению, либо которые носят характер проблемы, но не решаются, из проекта Кодекса исключаются. Готовый текст Кодекса утверждается Административным Советом МОТ и после этого приобретает статус международного документа.
Проект Кодекса (это 20 разделов и 120 страниц печатного текста) был разбит на этапы. Ежедневно рассматривалось по 3–4 раздела с тем, чтобы иметь в запасе один день для окончательной редакции и еще день для корректировки и подписания. Предыдущее Руководство по организации работ по охране труда в чёрной металлургии (оно так называлось) было утверждено еще в 1982 году и с тех пор ни разу не пересматривалось. Естественно, за 22 года работы оно основательно устарело, требовало существенного пересмотра и дополнения. В частности, проект документа был дополнен разделами по организации труда и медицинскому обслуживанию работников, уточнены, исходя из опыта работы, опасности для здоровья, существующие в чёрной металлургии, расширен раздел обучения. В ходе работы поступило предложение выделить раздел «рабочее время» в самостоятельный, дать уточненную формулировку этого понятия и рассмотреть его как можно более подробно.
Предварительно нам стало известно, что работодатели считают предложенный проект слишком объемным и намерены значительно сократить его. Исходя из этого, решаю строить свою стратегию на возможно более полной проработке аргументов и включении в проект при обсуждении дополнительных пунктов и разделов. Как говорится, убавить мы всегда успеем. 
1 февраля.
Выбраны председатели в группах, которые будут вести переговоры на пленарных заседаниях, намечено рассмотрение и согласование 3-х первых разделов, в которых определялись цели Кодекса, условия и принципы его применения, обязанности работников и работодателей. В группе работодателей председателем избран генеральный управляющий сталелитейной компании «Дофаско» Джон Макнамара (Канада), в группе профсоюзных экспертов—Майкл Райт, руководитель департамента охраны труда объединённого профсоюза сталеплавильщиков США и Канады. Для обсуждения профсоюзной стороной, кроме прочего, были предложены следующие дополнения.
– Положения Кодекса должны распространяться на все государственные, инспектирующие, общественные органы и на всех лиц на уровне предприятия: работников и работодателей, а также на подрядчиков и поставщиков.
– В список основных опасностей наряду с физическими, механическими и химическими добавить понятие психосоциальных опасностей. (Одним из оснований послужил пример российской стороны об участившихся случаях смерти на рабочих местах от остановки сердца во многих отраслях промышленности. На металлургических предприятиях Кемеровской области случаи остановки сердца за последние два года превысили смертность от травм в два раза. Причём число сердечников среди умерших не превышало 30%. Врачи-кардиологи утверждают, что эта ситуация – результат производственного стресса, а при отсутствии такого понятия работодатель за эти смерти никакой ответственности не несёт).
– Включить в обязанность работодателя наряду с охраной труда – еще и охрану окружающей среды.
Результат был прогнозируем. Все предложения профсоюзной стороны были отвергнуты с ходу. Более того, было предложено все три раздела сократить и объединить в один. Умышленное затягивание работодателями обсуждения привело к тому, что к моменту окончания рабочего дня были согласованы всего 4 страницы текста. Впереди оставались ещё 116 страниц. Уверенность в том, что документ будет рассмотрен полностью, таяла на глазах. Был срочно пересмотрен режим работы. Суббота объявлялась рабочей, рабочий день продлевался до 21–22 часов вечера, на вечернюю смену привлекалась дополнительная группа переводчиков.
2 февраля.
Подведены итоги предыдущего дня. Они неутешительны. Базовые разделы, определяющие область применения Кодекса, ответственность сторон практически не согласованы. Предстоит вновь начать работу по этим разделам, искать и приводить более веские аргументы в их защиту. Вместе с тем, есть и положительные моменты. Профсоюзная сторона нашла взаимопонимание со стороной правительства. Теперь обе группы будут выступать практически единым фронтом. Да и у работодателей, похоже, нет единства мнений, потому что предварительное рассмотрение документа в их группе идёт значительно медленнее, чем у профсоюзной стороны. Работодатели, которые делегированы от предприятий, действительно желают, чтобы этот документ был принят. Другое дело – Международное объединение работодателей,  для них чем Кодекс меньше, тем лучше.
Дискуссия по поводу исключения из Кодекса понятия защиты окружающей среды очень важна. Работодатели предлагают полностью исключить это понятие, ссылаясь на то, что МОТ разработает  по этому вопросу другой документ. Но такого документа ещё нет и неизвестно, появится ли он вообще, поэтому исключение такого понятия из Кодекса будет большим шагом назад.
Вторая проблема – утверждение работодателей, что они отвечают лишь за то, что находится у них под контролем, и не могут влиять на подрядчиков, а тем более на поставщиков. Здесь необходимо будет указать на «Руководящие принципы по системам управления охраной труда», утверждённые МОТ в 2001 году. Там говорится, что работодатели должны создавать безопасные условия и контролировать соблюдение этих условий и подрядчиками тоже.
С этими соображениями группа направилась на пленарное заседание.
Здесь в точности повторилась вчерашняя ситуация. Далее работники МОТ отметили, что работодатели впервые так откровенно пытались снять пункты, касающиеся их ответственности. Более того, умышленно затягивая процесс согласования, они постоянно возвращались к рассмотрению ранее согласованных вопросов, предлагая профсоюзной стороне дополнительно поискать аргументацию. И что интересно, со стороны председателя комиссии такие попытки не пресекались. Пришлось во время технического перерыва напомнить ему о своих обязанностях.
До 17 часов вечера удалось согласовать, как и в предыдущий день, только 4 страницы текста. Среди них положение о том, что подлежат расследованию и учёту не только травмы и микротравмы, но и «почти» несчастные случаи. То есть ситуации, когда несчастного случая не произошло, но его вероятность была высока.
В раздел «Опасности для здоровья» дополнительно включены:
– эргономические опасности (опасность нарушения здоровья от неудобной рабочей позы. Позже эргономическим опасностям была посвящена целая глава, в которой имеется и такой пункт: «Работу необходимо приспособить к работнику, а те виды работ, которые неприемлемы с эргономической точки зрения, должны быть упразднены»);
– психосоциологические риски (признали всё-таки производственный стресс, в том числе и опасными для здоровья выражения «не нравится – за ворота», со всеми вытекающими последствиями);
– недостатки обучения по охране труда;
– неадекватная скорая помощь из-за неумения ее оказать (имеются случаи, когда человека, облитого кипятком, вместо того, чтобы немедленно снять с него одежду, отправляли в здравпункт, а он по дороге «доваривался» окончательно.  А ведь оказанию первой помощи надо учить);
– недостаток медицинских средств (после передачи рудничных здравпунктов в ведение муниципалитета запас медикаментов для оказания первой помощи резко снизился и его хватает лишь одному-двум пострадавшим. При групповом несчастном случае помощь оказывать будет нечем).
Переговоры практически зашли в тупик. Ведь если из текста будут исключены основные положения об обязанностях и ответственности работодателей, то Кодекс однозначно будет хуже прежнего и теряется сам смысл его принятия. Ситуация чревата срывом. Как выяснилось, сторона  правительств придерживалась того же мнения и считала, что работодатели должны пойти на уступки. Ошалевший от невнятных, но упорных возражений работодателей, председатель профсоюзной стороны Майк Райт предложил прекратить обсуждение общих разделов и перейти к обсуждению сразу  раздела 7 «Описание рисков и защита от них» как узкоспециального. Надо сказать, такой демарш со стороны профсоюзов вызвал замешательство у работодателей. Для обсуждения сложившейся ситуации председатель объявил длительный перерыв (до 18 часов).
Во время перерыва обсуждаем, как наиболее результативно отстаивать интересы профсоюзов. Работодатели, отвергая какие-либо пункты, просто говорят, что они их не устраивают, или что они хотели бы их исключить, ничем своё желание, по сути, не подкрепляя и не обосновывая. Майк ищет всё новые и новые аргументы в защиту своей позиции. Но любые аргументы когда-нибудь кончаются и нам говорят: «Ваших аргументов недостаточно, вы нас не убедили». Российской стороной было предложено изменить тактику ведения переговоров. Наверное, надо требовать от работодателей разъяснения их позиции. Пусть они ищут аргументы, а мы будем решать, принимать их или нет.
После консультаций стороны приступили к обсуждению раздела 7. Предложенная тактика принесла положительный результат. Очень быстро, практически без особых возражений, были рассмотрены вопросы защиты от опасных воздействий шума, вибрации, химических веществ, излучений. Остановка произошла на асбесте. В силу своей дешевизны и уникальных физических свойств он очень ценен для работодателей. Проблема в том, что асбест вызывает необратимые, не поддающиеся лечению изменения в организме, зачастую рак, и почти неминуемую смерть. В силу этого в 32 странах (в том числе в Европе, США, Австралии) применение асбеста запрещено, а в 54 странах введены ограничения на его применение. Поэтому профсоюзы, ссылаясь на конвенцию по асбесту, предложили указать на необходимость отказа от его использования. Правительства поддержали это предложение. Реакцией работодателей было полное неприятие этой точки зрения. Причём без какой-либо внятной аргументации. Работодатели не смогли ответить на вопрос, почему в тех странах, где применение асбеста запрещено, предприятия продолжают успешно работать, и находят выход из положения, используя другие материалы.
На часах было 22 часа, когда третья бригада переводчиков объявила об окончании своей работы.
3 февраля.
Предварительное совещание в группе.
Майк, США: «Мы можем снова начать дебаты по асбесту, мы можем хорошо выглядеть в ходе дебатов, мы можем получить удовлетворение от проведённых дебатов, но не получить результата. Что мы должны делать в такой ситуации?»
Роберт, Англия: «32 страны ввели полный, а 54 страны – частичный запрет на использование асбеста. Мы должны сделать заявление, что группа профсоюзов стремится к полному запрещению использования асбеста».
Выступаю от российской стороны: «Мы видим, что работодатели ни при каких условиях добровольно не пойдут на полное запрещение асбеста. Надо быть готовым согласиться на его частичное использование, попытавшись извлечь из этого пользу. Асбест не должен использоваться там, где его применение запрещено законом. В странах, где его использование разрешается, работодатели, тем не менее, должны заменять его менее опасными материалами, а правительства – стремиться к ратификации конвенции по запрещению асбеста». Позже в таком виде формулировка и была принята сторонами. После этого Майк сделал заявление: «Мы считаем, что такой формулировкой профсоюзы пошли на значительные уступки, поэтому в дальнейшем нам сложно будет сделать уступки в таком же объёме. Работодатели должны это учитывать при переговорах».
Пленарное заседание. Профсоюзами был представлен для ознакомления раздел «Неионизирующие излучения», которого не было в проекте Кодекса. Решено рассмотреть этот раздел на следующий день, после ознакомления в группах правительств и работодателей. По разделу «Печи» профсоюзная сторона высказала замечание: «Раздел подготовлен не полно и в представленном виде рассматривать его не стоит. Профсоюзной стороне предлагается доработать раздел «Коксовые печи», а работодателям —«Металлургические печи» и затем объединить варианты». Предложение принято. Далее на заседании рассмотрены технические разделы.
Вечернее пленарное заседание. После 3 часов работы стороны разошлись ни с чем. Работодатели совершенно не были согласны с тем, чтобы утвердить в Кодексе положение о соблюдении международных документов и конвенций МОТ, оставив за собой только соблюдение национального законодательства. Но ведь международная конвенция, если она ратифицирована государством, имеет приоритет над национальным законодательством. Таким образом в Кодексе создаётся прецедент отказа от соблюдения приоритетных международных норм. А в чью пользу зачастую пишутся национальные законы, мы прекрасно видим на примере собственной страны.
4 февраля.
Консультации в группе. Предложение Брайана Фредерикса, заместителя председателя Международной федерации металлистов: «С точки зрения стратегии более разумно раздел 3 рассмотреть позднее. А пока разобраться с техническими разделами».
Пленарное заседание.
Работодатели подготовили для рассмотрения копию раздела 3 из принятого в прошлом году в Бангкоке Кодекса о безопасности труда при разделке судов. Очевидно, что они совершенно не желают, чтобы в новый Кодекс просочилось что-либо новое, дополнительное, чтобы Кодекс стал более прогрессивным. По предложению профсоюзной стороны рассмотрение раздела 3 отложено на вечер. Начата работа по разделам «Печи», «Литейное производство» и «Медицинское обслуживание». Добавлены в текст положения:
– Печи должны быть оборудованы комнатами отдыха с системами кондиционирования воздуха или душевыми кабинами.
– После обнаружения заболевания работодатель обязан провести медицинское обслуживание работника, обеспечить его лечение, перевод на менее опасную работу с защитой заработка. (Иначе узнав о выявленном заболевании, или о его предпосылках, работодатель просто избавится от работника).
Замечание эксперта МОТ: «Работодатели, по словам их технических сотрудников, похоже, толком и не представляют, где они находятся и что такое МОТ. Этим, возможно, и объясняется их неконструктивная позиция. Они считают, что обсуждение темы – это ранг отраслевых переговоров».
5, 7 февраля.
Рассмотрены технические разделы «Компетентность и обучение», «Квалификация подрядчиков», «Спецодежда и средства защиты». Главу «Компетентность и обучение» сочли настолько важной, что значительно расширили и вынесли в отдельный раздел. Внесены следующие добавления.
– Необходимо проводить обучение обучающих, т.е. подготовку специальных  преподавателей по безопасности и гигиене труда.
 – Обучение по безопасности и гигиене труда должно быть бесплатным и проводиться в рабочее время. Если это невозможно, то условия обучения согласовываются с органом профсоюза.
– Профсоюзы также имеют право проводить обучение по охране труда. Работодатели обязаны сотрудничать с профсоюзами в этой сфере.
– Программы обучения безопасности труда должны охватывать всех работников, включая подрядчиков.
– Все лица, занятые в производстве, должны быть обеспечены достаточной информацией, чтобы защитить своё здоровье.
Очень долго обсуждался раздел «Квалификация подрядчиков», которого, кстати, не было в предыдущем Кодексе. Работодатели совершенно не желали отвечать за действия своих подрядчиков. Однако раздел был всё-таки принят. Внесены, например, такие пункты.
– Для работ должны привлекаться только те подрядчики, которые способны эффективно организовать безопасные и здоровые условия труда. Иначе подрядчик вообще не должен рассматриваться как кандидат на заключение договора.
– Количество выбранных  подрядчиков должно быть минимальным. На работы повышенной опасности должны привлекаться одни и те же подрядчики.
– До начала работ работодатель должен скоординировать работу между подрядчиками.
Понимая всю важность средств индивидуальной защиты, все группы очень внимательно отнеслись к разделу «Спецодежда и средства индивидуальной защиты (СИЗ)». Рассмотрение шло долго, но не из-за разногласий, а от желания максимально улучшить и уточнить документ. Приняты, например, такие пункты:
– СИЗ должны регулярно осматриваться, а при необходимости –испытываться, чтобы не было сомнений, что они находятся в рабочем состоянии.
– Различные средства индивидуальной защиты должны быть совместимы друг с другом, если они носятся одновременно (наушники с касками, респираторы с очками и т.д.).
– Помощники сварщика должны использовать те же средства защиты, что и сварщик.
– При работе с асбестом спецодежда не должна выноситься  за пределы рабочего места, либо должна уничтожаться.
По окончании рабочего дня в 22 часа председатель комиссии Эдвин Френд сказал: «Если мы хотим получить готовый документ, то завтра к 16 часам должны закончить обсуждение. У переводчиков останется ночь для того, чтобы рассмотреть протоколы совещаний, внести согласованные поправки в текст и подготовить его хотя бы на одном языке».
К последнему дню оставались нерассмотренными разделы «Социальная защита», «Рабочее время», «Алкоголь и наркотики», «Санитарно-бытовое обеспечение» и не был согласован основной раздел «Ответственность сторон».
8 февраля.
Консультации в группе. Брайан Фредерикс: «Мне непонятна позиция работодателей, которые отвергают даже саму возможность применения международных стандартов безопасности труда. Они приезжают в МОТ и говорят: «Мы не можем применять международные правила, мы не можем даже думать о применении этих правил». Правительства должны серьезно относиться к международным стандартам и должны требовать от работодателей их выполнения. Особенно это касается транснациональных корпораций. Никто не говорит, что у них плохие замыслы, однако отсутствие требований о соблюдении международных норм позволяет этим корпорациям выходить из-под международного контроля. Этим мы окажем очень плохую услугу тем странам, у которых национальное законодательство по охране труда недостаточно сильно».
Майкл Райт, председатель группы профсоюзов: «Ситуация сейчас такова: по общим разделам мы имеем текст МОТ, который устраивает нас и представителей правительств и который напрочь отвергается стороной работодателей. Если мы станем настаивать на нём, то можем остаться без Кодекса вообще. Возможен компромисс: мы не настаиваем на применении международных норм и гарантированно получаем Кодекс, так как времени на дальнейшие согласования практически не осталось. По этим вариантам предлагаю провести голосование».
Голоса распределились так. За компромисс: Бразилия, Германия, Япония. За профсоюзный вариант: Россия, Румыния, ЮАР, Англия. Не голосовали, но были против компромисса сотрудники МФМ и эксперты МОТ.
 Майкл: «Таким образом, большинство (т.к. председатель воздержался) считает, что мы должны настаивать на том, что международные нормы являются обязательными для исполнения».
Пленарное заседание.
Председатель: «До обеда будут рассмотрены оставшиеся разделы, насколько хватит времени. То, что не будет рассмотрено из-за дефицита времени, в текст Кодекса включено не будет. Затем будут рассмотрены несогласованные разделы».
Надо сказать, все заявленные разделы до обеда были рассмотрены. Вот некоторые формулировки, которые были согласованы.
– Работодатель обязан организовывать службу скорой помощи из числа собственных обученных работников. Скорая помощь должна быть оказана в течение одной-двух минут.
– Каждый работник, заключивший контракт, должен быть обеспечен социальной защитой.
– При определённых условиях (характер работы, социальные предпосылки) возможно продление рабочей смены до 9–12 часов. Причём быстро сменяемые смены предпочтительнее медленно сменяемым. (Одна ночная смена продолжительностью 12 часов предпочтительнее 3–4 по 8 часов).
– Рабочие, которые пытаются лечиться от употребления алкоголя или наркотиков, не должны подвергаться дискриминации и наказаниям.
– Помощь работникам в лечении от алкогольной или наркотической зависимости должна быть предпочтительнее дисциплинарного воздействия.
Пленарное заседание после обеда началось на 45 минут позже. Проводились взаимные консультации, консультации председателя с группами и т.д.
14 часов 45 минут. До окончания всей работы осталось чуть больше часа.
Председатель: «Так как стороны так и не пришли к единому мнению по разделу «Обязанности сторон», то по существующим правилам предлагаю рассмотреть первоначальный вариант МОТ».
Работодатели: «Мы не согласны с этим проектом. Мы не можем пользоваться международными инструментами, если они не отражены в национальных законодательствах».
Профсоюзы взяли тайм-аут.
Майкл: «Мы можем в последний раз предложить компромисс. Прошу вновь проголосовать, что нам делать в сложившейся ситуации». Единства мнений нет. Россия, Румыния, Англия против компромисса.
Пленарное заседание.
Профсоюзы: «Мы должны признать, что, наверное, у нас не будет согласованного документа. Если работодатели не желают даже пользоваться международными положениями, выполнять их, то смысл принятия Кодекса теряется».
Правительство Индии: «Мы считаем, что к Кодексу следует обращаться, когда не существует национальных законов. Мы предлагаем следующую формулировку: «Работодатели обязаны защищать и беречь здоровье и безопасность работников. Работодатели должны обеспечивать соблюдение мер безопасности, которые описаны в национальном законодательстве. Если в национальном законодательстве таких стандартов не существует, или они ниже международных, то должны применяться стандарты МОТ». Мы призываем вас ещё раз поговорить друг с другом».
Тайм-аут взят группой работодателей.
Майкл: «Прошу всех высказать своё мнение по формулировке, предложенной правительством Индии». Россия – «Мы согласны с такой формулировкой». Остальные страны также высказались «за».
Пленарное заседание. Время 15часов 40 минут.
Работодатели: «Мы согласны с предложенной формулировкой».
Профсоюзы: «Мы согласны».
Правительства: «Мы удовлетворены».
Председатель: «На этом сегодняшнее заседание закончено. Завтра исправление ошибок и подписание итогового документа».

9 февраля.
Пленарное заседание.
Заместитель генерального секретаря МОТ направил следующее послание: «Очень сильный документ. Я никогда не видел в подобных документах таких сильных положений».
Правительство Австралии: «Изучение Кодекса будет включено в программы подготовки инспекторов по охране труда. Кодекс будет направлен во все инспекции труда и во все публичные библиотеки».
Правительство ЮАР: «Кодекс будет представлен на конференции работодателей».
Правительство Бразилии: «В этом году начнём реализацию положений Кодекса. Со следующего года будем проводить ежегодную оценку эффективности его использования».
Правительство Индии: «Будет организован семинар по представлению Кодекса работодателям и правительству Индии».
Итак, Кодекс подписан. Каковы объективные результаты?
В сравнении с предыдущим Кодексом и Кодексом по цветным металлам включено требование о соблюдении работодателями, наряду с национальным законодательством, и требований международных стандартов.
Введено понятие «техническое инспектирование».
Включено требование охраны окружающей среды.
Добавлены разделы:
«Подрядчики и поставщики», в котором описаны требования к работодателю по осуществлению контроля за деятельностью подрядчиков.
«Неионизирующие излучения», который описывает опасности от инфракрасных и ультрафиолетовых излучений.
«Компетентность и обучение», который требует единого подхода к обучению по охране труда во всех организациях, работающих совместно.
«Квалификация подрядчиков» – требует от работодателей предварительной оценки компетентности подрядчиков в вопросах соблюдения требований охраны труда.
«Рабочее время» – учитывает сложившиеся тенденции в формировании графиков сменности.
«Алкоголь и наркотики» – предлагает вкладывать средства в реабилитацию работников взамен их увольнения.
В раздел «Опасности для здоровья» включены дополнительно:
1. Эргономические опасности.
2. Психосоциальные риски (производственный стресс).
3. Недостатки в обучении по охране труда.
4. Неадекватная скорая помощь.
5. Недостаток медицинских средств.
Определено требование создания собственной службы «скорой помощи», позволяющей оказать её в течении двух минут.
Уточнены технические требования по охране труда на производствах и агрегатах.


Сергей ЕРМАКОВ,
главный технический инспектор труда ГМПР по Кемеровской области

 


Добавить в Закладки Поделиться
 
Эта функция не доступна в Google Chrome. Нажмите на звездочку (символ в конце адрес-бара) или нажмите Ctrl-D, чтобы создать закладку.
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Задать вопрос

Интернет-конференции